"Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них" (Мф. 18,20)
Удленённая
Сайт Биробиджанской епархии Русской Православной Церкви
Главная \ Публикации \ Священник из Амурзета предложил поставить памятник православным корейцам в селе Благословенное, ЕАО

Публикации

Священник из Амурзета предложил поставить памятник православным корейцам в селе Благословенное, ЕАО

БИРОБИДЖАН, 27 марта, «Город на Бире» — «Памяти ради» называлась заметка в 12-м номере «Ди Вох» за прошлый год, где мы сообщили об инициативе настоятеля храма святого Илии отца Спиридона, в миру Юрия Петровича Абрамова. Историей единственного на территории автономии селения, основанного почти полтора века назад корейцами, он занимается уже давно. На эту тему написана его квалификационная работа выпускника Хабаровской духовной семинарии.

– Как именно будет выглядеть памятный знак, ещё неизвестно, – рассказал отец Спиридон, – работа над проектом ведётся. Деньги на него, сто тысяч рублей, в Москве собрала общественная организация «Общероссийское объединение корейцев».

Памятник предполагается установить там, где раньше стоял православный храм князя Александра Невского – на холме. Правда, документального подтверждения, что церковь находилась именно здесь, у членов оргкомитета нет – только воспоминания местных жителей и… камни, которые вполне могли лежать в основании храма.

В СОХРАНЕНИИ исторической памяти об основателях Благословенного активно участвуют местные учителя, школьники, простые односельчане.

Андрей ДЕРБЕНЁВ (на фото слева), председатель Собрания депутатов Октябрьского района ЕАО, как и многие другие, поддержал инициативу отца Спиридона вовсе не из религиозных соображений. Его дед когда-то купил дом, построенный корейцем, и он по сей день служит их семье. Таких домов – крепких, украшенных национальным орнаментом – в Благословенном осталось совсем немного, их ценят и берегут.

– По крупицам, отрывочным воспоминаниям, видимым элементам корейского быта я пытаюсь восполнить и сохранить любую историческую информацию о нашем селе, – делится Андрей Петрович. – Из архивных документов известно, что здесь когда-то в больших количествах выращивали коноплю, но вовсе не для употребления в качестве наркотического средства. При этом в селе была своя опиумная курильня. В одном протоколе заседания сельсовета от 1929 года первым вопросом стоит закрытие опиумной курильни в селе Благословенное. Такие своеобразные традиции приходили сюда со стороны Китая.

Архивные документы и письменные свидетельства очевидцев, которых ему удалось разыскать за тысячи километров от Благословенного, составляют значительную часть «корейской» коллекции Дербенёва. Некоторые я ниже процитирую.

ИСТОРИЯ села Благословенное берёт своё начало в семидесятых годах ХIХ столетия. Жестокий голод заставил тогда бежать в Россию сразу несколько тысяч корейских крестьян. Им противодействовали и корейские власти, и русские.

Приняв переселение как неизбежность и ощущая острую нужду в рабочей силе, генерал-губернатор Восточной Сибири Н. П. Синельников предложил-таки направить пятьсот корейцев из числа прибывших на поселение в район Амурского пешего казачьего батальона. Им нашли место между Нагибовской и Пузиновской казачьими станицами.

Бывшая жительница Благословенного Анастасия Югай в письме своему дяде Арсентию Матвеевичу вспоминает услышанную от отца легенду, ходившую среди корейцев. По ней место для села было выбрано «указанием с небес». «Раздался удар молнии, и загорелся лес, и на выгоревшем берегу было решено поставить село».

В АРХИВНЫХ материалах много интересных цифр. На первое время поселенцам выдали 96 полушубков, 87 козьих шкур, сто пар китайской обуви и 16 тысяч рублей на обустройство деревни. До первого урожая их наделили продовольствием, семенами, рабочим скотом, инструментом. Село обнесли двухметровой глинобитной стеной с бойницами для защиты от хунхузов.

Первым православным священником в Благословенном был Иоанн Гомзяков. В 1872 году он крестил одиннадцать взрослых корейцев. Тогда же в селе была открыта церковно-приходская школа, преподавание в которой велось на русском языке. В 1896 году здесь проживало уже 1100 человек. Они исповедовали православие и заключали смешанные браки.

Рисосеяние в селе стало развиваться уже при советской власти. Урожайность 50–55 ц/га. Рис вывозили в Хабаровск и Благовещенск, сдавали в Екатерино-Никольский кооператив по 22 коп/кг.

По сведениям из областного архива в 1929 году в Благословенном проживало 2480 душ, имелась изба-читальня и клуб, под который творцы новой жизни приспособили ту самую церковь князя Александра Невского. Авторы справки сетуют: «Здание совершенно не приспособлено под клуб, поэтому развернуть среди крестьян культурно-массовую работу не представляется возможным».

СУДЬБУ благословенских корейцев после 1937 года архивные отделы показывают мало и неохотно. Информация, которая есть у силовиков, предоставляется только родственникам и по специальным запросам. В основном это справки, необходимые для получения статуса реабилитированного и подтверждения административного выселения.

Воссоздать безрадостную картину реализации ленинской политики «равенства наций» и «дружбы народов» – когда корейцев сорвали с обжитого места и депортировали в Среднюю Азию – можно по скупым воспоминаниям очевидцев.

Из воспоминаний Ильи Львовича Ляна, 1925 г. р., уроженца села Благословенное Сталинского района ЕАО:

«В сентябре 1937 года я должен был пойти в третий класс, но учиться дальше не довелось. Слухи о нашем переселении уже вовсю ходили в народе…

Вскоре прибыли районные власти с сотрудниками НКВД. Зачитали указ и дали неделю на сборы. Нас, примерно полторы тысячи человек, в середине сентября 1937 года повезли на подводах до Сталинска. Туда стягивались и другие вереницы корейских переселенцев. На трёх баржах нас два дня буксировал катер до Хабаровска, где было ещё больше переселенцев. Спустя три дня, которые мы промаялись на вокзале, нас погрузили в «телячьи вагоны».

В числе немногих нам повезло сдать свой дом в Благословенном государству за 3700 рублей. По тем временам это были солидные деньги, которые крепко помогли при наших скитаниях. Также мы сдали корову, за которую нам выдали справку. Впоследствии в Казахстане нам по ней вернули корову.

С собой в дорогу мы взяли кое-какие постельные принадлежности, посуду, еду, закоптили кабанчика. Помимо нашей семьи из десяти человек, в вагоне ехали ещё четыре. Условия были отвратительные: без воды, без туалета. И так больше месяца. Только в Новосибирске нам сообщили, что везут в Казахстан.

В середине октября нас выгрузили на станции Тайнча, которая расположена между Кокчетавом и Петропавловском. Там нас стали «дробить» по разным сёлам. Весной 1941 года, когда мне исполнилось 16 лет и я учился в шестом классе, меня приняли в комсомол. Потом началась война…»

Из воспоминаний Романа Ивановича Цхана, 1927 г. р., уроженца села Благословенное Сталинского района ЕАО:

«Весть о выселении корейцев мы получили от несчастных соплеменников, которых везли в товарных вагонах через нашу станцию. Ведь первые партии начали выселять издалека, от Владивостока и Хабаровска. В Хабаровске жили четыре брата отца с семьями. Потом уже они рассказывали: зная, что отец работает на станции, надеялись хоть мельком увидеться с ним и дать какие-то советы по сборам в дальнюю дорогу. Но эшелон промчался мимо нашей станции Будукан на большой скорости, к тому же ночью.

Из отрывочных фраз других переселенцев мы поняли, что надо брать в дорогу побольше еды и тёплых вещей. Мы распродали скот, насушили сухарей, закололи и засолили кабанчика. Попала наша семья, видимо, в самый последний, так называемый биробиджанский эшелон. Всего нас было десять человек: дед с бабушкой, родители, четверо детей и два младших брата отца (мои дяди Василий и Сергей).

В вагонах, по обе стороны, были сколочены двухъярусные деревянные нары. Наша семья, по-моему, заняла одну сторону вагона. Там были ещё три семьи. Дорога заняла месяц. Запомнилась бесконечной беготнёй старших за водой, кипятком, коллективными выходами по нужде на любой станции или просто в степи.

Привезли нас на станцию Шортанды под Акмолинском. Расселили. Кого в клуб, кто в здании самой станции остался, а мы попали в какой-то большой погреб. Было очень холодно. Затем стали развозить по «точкам». Наша семья оказалась на 13-й точке. Это был какой-то небольшой посёлок. Нас подселяли по нескольку человек в дома к местным жителям. Пока ехали, наши продуктовые запасы кончились, стали голодать, сильно болеть, так как врачей и лекарств не было».

НЕ СТАЛО в Благословенном корейцев, никто из них не вернулся в родные места. В воспоминаниях своих они не бранят страну, а гордятся тем, чего достигли в жизни. Многим есть чем гордиться. Арсентий Матвеевич Югай стал доктором экономических наук, академиком РАЕН. В 1985 году он побывал в селе, сделал фотографии и зарисовки домов, оставшихся от корейцев, поделился ими с родственниками.

В 2015 году Благословенное посетил владыка Иосиф, возглавлявший в то время Биробиджанскую епархию. На месте, где предположительно стоял храм князя Александра Невского, он отслужил молебен в память о тех, кто обживал эти места, работал здесь, молился о добре и благополучии на этой земле.

Александр ДРАБКИН

Город на Бире

Контакты
Адрес:
Россия, 679000, Еврейская автономная область, Биробиджан, улица Ленина, 34
Телефон: